Отдел В восточных среднерусских говоров

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Отдел В на карте восточных среднерусских акающих говоров
На основе данных[1][2][3]

Отде́л В восто́чных среднеру́сских го́воров — среднерусские говоры, не образующие самостоятельной группы, распространённые на территории южной части Нижегородской области, западной части Мордовии и северо-западной части Пензенской области. Говоры отдела В являются частью более крупного диалектного объединения — восточных среднерусских акающих говоров[1].

Вопросы классификации[править | править вики-текст]

Классификация:

Гдовская группа говоров Новгородские говоры Псковская группа говоров Селигеро-Торжковские говоры Говоры Чухломского острова Владимирско-Поволжская группа говоров Говоры отдела А Говоры отдела Б Говоры отдела В
Отдел В на карте среднерусских говоров

Впервые говоры крайне восточной части акающих говоров в составе среднерусских говоров были выделены в особую единицу диалектного членения на диалектологической карте русского языка 1965 года. Выделение на территории распространения восточных среднерусских акающих говоров самостоятельных групп говоров было осложнено отсутствием определённых местных языковых комплексов, в связи с чем территория этих говоров была разделена на особые диалектные подразделения — отделы — по наличию в них малочисленных местных диалектных черт, как правило не обладающих определённостью очертаний. Говоры западной Мордовии с говорами соседних с ними районов Нижегородской и Пензенской области вошли в состав отдела В. Границы отделов в данном случае являются более условными, чем границы между группами говоров[1].

Неоднородность говоров отдела В, обусловленная, как и у всех переходных среднерусских говоров, размещением их в области пересечений ареалов диалектных черт северного и южного наречий, ареалов, входящих в наречия различных групп говоров, а также ареалов разных диалектных зон, осложняется несколько поздним заселением русскими территории этого отдела в сравнении с другими первичными говорами русского языка. Н. Н. Пшеничнова отмечает, что территория среднерусских говоров не является сплошной. Область восточных среднерусских говоров, включающая и часть территории распространения говоров отдела В, занимают значительные вкрапления говоров севернорусского диалектного типа на участке Нижний Новгород — Чебоксары — Саранск[4]. Вместе с тем говоры отдела В южнее Нижнего Ломова в свою очередь сами являются вкраплениями островов среднерусских говоров среди сплошных южнорусских[5].

На карте диалектного членения русского языка, опубликованной в диалектологическом атласе русского языка, границы территории отдела В в южной части продвигаются южнее Кирсанова до города Балашова[6].

Область распространения[править | править вики-текст]

Говоры отдела В распространены в западной части Мордовии, южной части Нижегородской области, северо-западных районах Пензенской области, а также на небольшой части востока Рязанской области. На севере говоры отдела В граничат с говорами Нижегородской подгруппы Владимирско-Поволжской группы, на западе — с говорами отдела Б восточных среднерусских акающих говоров, на юге — с говорами Восточной (Рязанской) группы, на востоке — с говорами позднего формирования главным образом на среднерусской основе, близких говорам Нижегородской подгруппы (что подтверждается наличием совпадения гласных звуков [а] и [о] во втором предударном и заударных слогах в гласном [ъ] и другими диалектными чертами восточных среднерусских окающих говоров на востоке Мордовии)[4], а также граничит на востоке с мордовскими языками финно-угорской группы[1].

История[править | править вики-текст]

Лингвистический ландшафт современных говоров отдела В определяется формированием их в результате длительного исторического взаимодействия восточнославянских говоров с говорами финно-угорских языков, диалектов Ростово-Суздальской и Рязанской земель на их пограничной территории[7]. Генетически являясь северными рязанскими, говоры отдела В испытали влияние московских говоров, восприняв как звук [г] смычно-взрывного образования, так и некоторые другие севернорусские черты[8]. На их лексику в значительной мере повлияли как процессы ассимиляции русскими финно-угорского населения (финно-угорский субстрат), так и проживание чересполосно русских с мордвой до настоящего времени на данной территории.

Особенности говоров[править | править вики-текст]

Говоры отдела В, являясь частью восточных среднерусских говоров, распространяются в области совмещения окраинных ареалов языковых черт диалектных объединений северной и южной локализации. Неоднородные по своей структуре, говоры отдела В испытывают на разных частях своей территории влияние окающих говоров Владимирско-Поволжской группы, акающих южнорусских говоров Восточной (Рязанской) группы и восточных среднерусских акающих говоров отдела Б.

Говоры отдела В разделяют все диалектные черты, которые характерны среднерусским говорам в целом, восточным среднерусским говорам, а также восточным среднерусским акающим говорам. Отличием от других восточных среднерусских акающих говоров является распространение в говорах отдела В некоторых диалектных черт южного наречия, юго-восточной диалектной зоны и Восточной (Рязанской) группы, неизвестных в говорах отделов А и Б, а также наличие местных диалектных черт[1].

Фонетика[править | править вики-текст]

  1. Аканье — неразличение гласных неверхнего подъёма в безударных слогах после твёрдых согласных[9][10][11].
  2. Умеренное яканье[12][13][14]. Неразличение гласных [е], [о] и [а] в первом предударном слоге после мягких согласных, при котором перед твёрдыми согласными они совпадают в звуке [а]: н'[а]су́ (несу), в л'[а]су́ (в лесу), а перед мягкими в звуке [и]: н'[и]с’и́ (неси), л’ис'[и́]на (лесина) и т. п.
  3. Совпадение гласных [а], [о], [у] в гласном [ъ][9] во втором предударном и закрытом заударных слогах после твёрдых согласных: г[ъ]рода́ (города), д[ъ]л’око́ (далеко), р[ъ]кава́ (рукава), к[ъ]лаки́ (кулаки), го́р[ъ]д (город), о́к[ъ]н’ (окунь) и т. п. Данное явление в такой же форме известно также в Тверской подгруппе и (преимущественно с редукцией гласного [у] и совпадением его с [ъ] в заударных слогах, и реже во втором предударном слоге) в Псковской группе говоров.
  4. Произношение словоформ глаголов прошедшего времени муж. рода тряс и запряг с гласным [о] под ударением: т[р’о]с, зап[р’о́]г как в южнорусском наречии.
  5. Распространение произношения таких слов как корм, столб и др. со вторым гласным после плавного: ко́[ро]м, сто́[ло]б и др. Подобные случаи произношения известны в говорах северо-западной диалектной зоны (чаще с ударением на конечном слоге: сто[ло́]б), они соответственно являются характерными и для западных среднерусских говоров.
  6. Особенности в произношении слова рига с твёрдым [р]: [р]ы́га; слова нутро с мягким [р']: нут[р']о́, характерные для южнорусского наречия в целом.
  7. Особенности в произношении слова старший с мягким [р']: ста́[р']ший, такое произношение, характерное для юго-восточной диалектной зоны, известно также в южных говорах отдела А.
  8. Особенности в произношении слова дупло с мягким [л']: дуп[л']о́; а также ряда слов с мягким [н']: ко[н’ц]ы́, полоте́[н’ц]о и др. Данные слова распространены также в соседних говорах Восточной (Рязанской) группы. Некоторые из данных слов (дуп[л']о́, полоте́[н’ц]о) известны также в говорах Вологодской группы[1].

Морфология и синтаксис[править | править вики-текст]

  1. Распространение южнорусской формы повелительного наклонения от глагола лечь: [л’аш].
  2. Наличие у глаголов возвратных частиц -с’а или -си с мягкими согласными в составах частиц: умы́л[си], умы́л[с’а]; бои́ш[си], бои́ш[с’а] и т. п. Данная черта характерна для юго-восточной диалектной зоны.
  3. Распространение форм родительного пад. ед. числа с окончанием у существительных жен. рода, оканчивающихся на и c основой на твёрдый согласный в сочетании с предлогом у: у жен[е́], у ма́м'[и] и т. п. Явление характерно для южнорусского наречия, такие формы также распространены в соседних южных говорах Владимирско-Поволжской группы.
  4. Совпадение безударных окончаний 3-го лица мн. числа глаголов I и II спряжения как и в южнорусском наречии: пи́ш[ут], но́с'[у]т и т. п.[15]
  5. Распространение как и в юго-восточной диалектной зоне ударного гласного [о] во всех личных формах глаголов I спряжения наст. времени: нес'[о́]ш, нес'[о́]т, нес'[о́]м, нес'[о́]те и др.
  6. Распространение форм творительного пад. ед. числа с окончаниями -ей, -уй у существительных жен. рода, оканчивающихся на мягкий согласный: гр’а́з[ей] наряду с гр’а́з'[уй]. Подобные формы известны в говорах отдела Б. Другой ареал этого явления находится в западной части распространения русских диалектов и охватывает Западную, Верхне-Днепровскую группы и южную часть Псковской группы.
  7. Отсутствие j в интервокальном положении, явления ассимиляции и стяжения гласных в глагольных окончаниях в сочетаниях ейе, ойе, уйе и реже айу: ум[е́]т (умеет), м[о]т (моет), торг[у́]т (торгует), реже де́л[у]т (делают). Черта севернорусского наречия, наиболее последовательно глаголы с сочетанием ейе (ум[е́]т) употребляются в соседней с отделом В Нижегородской подгруппе говоров.
  8. Распространение личных форм глаголов сыпать, дремать и т. п., образованных с таким соотношением основ, как: сы́[пл']у, сы́[п]еш или сы́[п']у, сы́[п]еш.
  9. Наличие в именительном пад. мн. числа словоформы крест’jа́н[ы], встречающейся также в западных среднерусских окающих говорах и Ладого-Тихвинской группе.
  10. Формы родительного пад. мн. числа с окончанием -ох у существительных муж. рода: дом[о́х], купц[о́х] и т. п.
  11. Наличие форм дательного и предложного пад. ед. числа с окончанием от некоторых существительных жен. рода, оканчивающихся на мягкий согласный: по гр’азе́, в гр’азе́ и т. п. Черта Восточной (Рязанской) группы, Вологодской группы и говоров отдела Б.
  12. Совпадение форм творительного и предложного пад. прилагательных муж. и ср. рода в форме с окончанием -им (-ым): с худ[ы́]м, в худ[ы́]м и т. п. Черта Владимирско-Поволжской группы говоров.
  13. Распространение форм именительного пад. мн. числа, образованных с помощью окончания под ударением от существительных жен. рода, оканчивающихся на мягкий согласный: деревн’а́, лошад’а́, плош’ш’ад’а́, печ’а́, зелен’а́ и т. д. Черта юго-восточной диалектной зоны, такое образование существительных мн. числа встречается также в говорах Гдовской группы и западных псковских говорах.
  14. Форма родительного пад. мн. числа с окончанием -ов у существительных жен. рода с окончанием , имеющих как твёрдую, так и мягкую основу: ба́бушк[ов], дере́вн'[ов] и т. п. Черта юго-восточной диалектной зоны, известная также в южных говорах отдела А.
  15. Исключительное распространение слов с суффиксом -ик- в названиях ягод: земл'ан[и́к]а, черн[и́к]а и т. п. Черта юго-восточной диалектной зоны, известная также в южных говорах отдела А.
  16. Исключительное распространение формы именительного пад. мн. числа местоимения 3-го лица с окончанием : они́. Черта юго-восточной диалектной зоны. В говорах других территорий такая форма местоимения употребляется наряду с формами оне́ и оны́.
  17. Рассеянное распространение форм косвенных пад. притяжательных местоимений жен. рода мой[о́]й, твой[о́]й, известных также в Рязанской и Тульской группах говоров, в отличие от форм мой[е́]й, твой[е́]й в говорах центральной диалектной зоны.
  18. Склонение слова путь по типу продуктивного склонения существительных муж. рода так же, как и в южном наречии:
Именительный падеж пут’
Родительный падеж нет пут'а́
Дательный падеж по пут'у́
Винительный падеж пут'а́
Творительный падеж над пут'о́м
Предложный падеж о путе́

19. Наличие различных типов парадигм настоящего времени глагола мочь:

Единственное число Множественное число
1 лицо мо́[ж]у мо́[ж]ем
2 лицо мо́[ж]еш мо́[ж]ете
3 лицо мо́[ж]ет мо́[ж]ут
Единственное число Множественное число
1 лицо мо[г]у́ мо[г']о́м / мо́[ж]ем
2 лицо мо[г']о́ш мо́[г]ете /мо́[ж]ете
3 лицо мо́[г]ет / мо́[ж]ет мо[г]у́т

Парадигма (мо[г]у́, мо[г’]о́ш, мо[г]у́т и т. д.) связывается общим ареалом с восточной частью Рязанской группы[1].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 К. Ф. Захарова, В. Г. Орлова. Диалектное членение русского языка. М.: Наука, 1970. 2-е изд.: М.: Едиториал УРСС, 2004
  2. Русские. Монография Института этнологии и антропологии
  3. Федеральная целевая программа Русский язык. Региональный центр НИТ ПетрГУ
  4. 1 2 Ершова Н. И. Субстантивная транспозиция прилагательных в русских говорах на территории Мордовии (диссертация). Волгоград, 2005
  5. Пшеничнова Н. Н. Структурно-типологическая классификация и диалектное членение русского языка // Dialectologia slavica. 4: Сб. к 85-летию С. Б. Бернштейна.- М., 1995
  6. Диалектологический атлас русского языка. Центр Европейской части СССР. Вып. I: Фонетика / Под ред. Р. И. Аванесова и С. В. Бромлей. М., 1986
  7. Образование севернорусского наречия и среднерусских говоров, под ред. В. Г. Орловой. М., Наука, 1970
  8. Горшкова К. В. Историческая диалектология русского языка, М.: Просвещение, 1972
  9. 1 2 Язык русской деревни. Карта 12. Различение или совпадение о и а в предударных слогах после твёрдых согласных (оканье и аканье)
  10. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. Карта. Различение или совпадение гласных на месте о и а в первом предударном слоге после твёрдых согласных
  11. Легенда. Различение или совпадение гласных на месте о и а в первом предударном слоге после твёрдых согласных
  12. Язык русской деревни. Карта 13. Различение и неразличение гласных в первом предударном слоге после мягких согласных
  13. Учебные материалы на сайте филологического факультета МГУ. Карта. Типы различения или совпадения гласных неверхнего подъема в первом предударном слоге после мягких согласных
  14. Легенда. Типы различения или совпадения гласных неверхнего подъема в первом предударном слоге после мягких согласных
  15. Язык русской деревни. Карта 23. Форма 3-го лица множественного числа глаголов II спряжения с ударением на основе

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]


Литература[править | править вики-текст]

  1. Русская диалектология, под редакцией Р. И. Аванесова и В. Г. Орловой, М.: Наука, 1965
  2. Диалектологический атлас русского языка. Центр Европейской части СССР. Вып. I: Фонетика / Под ред. Р. И. Аванесова и С. В. Бромлей. М., 1986.; Вып. II: Морфология / Под ред. С. В. Бромлей. М., 1989; Вып. III: Синтаксис. Лексика (часть 1) / Под ред. О. Н. Мораховской. М., 1996
  3. Словарь русских говоров на территории Республики Мордовия / под ред. Р. В. Семенковой. — Саранск, 1978—2006
  4. Семенкова Р. В. Фразеологический словарь русских говоров Республики Мордовия. — Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2007
  5. Мызников С. А. Русские говоры Мордовии / С. А. Мызников. — СПб. : Наука, 2007